Забота о ребенке начинается с заботы о себе

После нескольких тысяч индивидуальных консультаций и почти 300 занятий для мам с детьми снова и снова убеждаюсь, что забота о детях начинается с заботы о себе.

И не потому, что дети берут с нас пример и учатся не на том, что мы говорим, а на том, что мы делаем. Хотя, и поэтому тоже.

И не потому, что мы дольше проживем, если позаботимся о себе. Хотя и это правда.

Забота о ребенке начинается с заботы о себе

А просто потому, что у каждого родителя внутри есть свой внутренний ребенок, который тоже нуждается в заботе. Который хочет поесть вкусного, вдоволь поиграть, порадоваться подаркам, сделать любимые дела или просто погулять на улице без какой-либо цели. Он точно также, как и все остальные, нуждается в любви, безопасности и обнимашках, на которые надо выделить время. И о которых надо попросить, если близкие сами не догадываются.

На все это нужны силы, душевные и физические, время и деньги. В общем, внутренний человек, внутренний ребенок требует внимания также, как и дети вокруг. И если мы не даем внимания внутреннему ребенку, то происходит интересная история. Мы перестаем видеть потребности и внешнего, рожденного нами ребенка. Как это происходит? Очень просто!

Забота о ребенке начинается с заботы о себе

Дело в том, что внутренний ребенок – это существо, которое жаждет жизни. Жаждет настолько, что находит для этого любые возможности. И тогда наша психика неосознанно проецирует образ и потребности нашего внутреннего ребенка на ребенка внешнего. Да и вообще на всех близких людей. Это происходит почти всегда, когда мы себе что-то долго не даем, запрещаем, но при этом очень хотим. Не важно, осознаем мы это или нет.

Вы ведь, наверное, встречались с такими ситуациями, когда родители хотели чего-то в детстве, но не смогли получить, и потом упорно пытаются дать это своим детям. Например, если не смогли получить высшего образования, расшибаются в лепешку, чтобы у детей оно было. Если не видели от родителей внимания и любви, перекармливают этим своих детей. В историях многих юных спортсменов, например, часто фигурируют родители, которые хотят успеха едва ли не больше, чем сами дети.

Забота о ребенке начинается с заботы о себе

Но эти примеры достаточно ясные и прозрачные. А знакома ли вам ситуация, когда вы смотрите на своего плачущего ребенка и он кажется вам таким одиноким и несчастным, таким беззащитным и горестным, что вы готовы бежать к нему со всех ног. Бывало у вас такое? А когда ваш ребенок плачет от того, что вы не дали ему пятую конфету или не сводили вон еще на ту, самую крутую карусель, не думаете ли вы, что нанесли ребенку непоправимую психологическую травму? Я иногда думаю :)

Но тут возникает вопрос: кто же это плачет так горестно? Неужели это рожденный вами, обласканный и окруженный заботой ребенок получает психологическую травму из-за пятой конфеты? Или это все-таки подает голос травмированный, недолюбленным внутренний ребенок, плач которого вы слышите в любом внешнем плаче или даже в нытье. Некоторые родители действительно так громко и горестно плачут внутри себя, что любое нытье рожденных ими детей им тоже кажется горестным плачем, и они не могут это переносить, давая детям все, что те попопросят.

Знакомо вам такое? Невозможность терпеть детский плач, даже когда ребенку уже больше года. Невозможность выносить нытье. Невозможность лишить своего ребенка чего-то без чувства вины.

Итак, все это происходит потому, что когда мы не слушаем, не успокаиваем и не лечим внутренних детей, мы со страшной силой проецируем их потребности вовне. И в этот момент мы и правда перестаем видеть своих настоящих детей. Мы видим только себя.

Возможно, рожденные нами дети ноют как раз для того, чтобы им чего-то, наконец, не дали, обозначив тем самым границу дозволенного. Возможно, их интерес и счастье не в хорошем техническом образовании, а в правополушарном творчестве. Возможно, их потребность не в том, чтобы танцевать и красиво выглядеть, а в том, чтобы лазать с друзьями по крышам и ощущать, как волосы развеваются на ветру.

Забота о ребенке начинается с заботы о себе

И это не так-то просто принять, потому что у нас вроде бы есть план на жизнь детей и видение того, какими они должны быть. Но возникает вопрос: а на кого у нас должен быть в жизни план? На другого человека или на себя?

И какой у нас план радости, счастья и удовольствия на свою жизнь? Для своего внутреннего ребенка?

Такой план, чтобы, наконец, увидеть, приголубить, успокоить и удовлетворить себя. И тогда, глазами своего любимого внутреннего ребенка посмотреть на ребенка внешнего. И увидеть, что он отличается. Сильно отличается от нас. И увидеть, наконец, его. Не наши фантазии или проекции, а другого человека. И с удивлением осознать, что он может нуждаться в такой заботе, которая нам, возможно, никогда не пришла бы в голову. Мы и заботой-то это можем не считать. А ему именно такое и нужно.

Мы можем примерить на себя его удовольствие и совершенно не понять, в чем тут радость. А для него она есть. Самая настоящая. Мы можем посмотреть на то, какое он выбрал призвание, и удивиться, озадачиться или ужаснуться, ничего не поняв. Нам и в самом странном сне оно не приснится.


03.09.15

Аглая Датешидзе