Жизнь под негативным переносом

Когда моих текстов и проектов в сети стало достаточно много, некоторые люди сформировали на меня перенос. Перенос – это когда один человек наделяет другого особенными чертами характера и определённым образом к нему относится. Этих черт у человека, которого ими наделяют, может и не быть. Но это не важно, если кому-то нужно увидеть фею, великую мать или мировую злодейку. Недостающее можно додумать. Иногда человеческое восприятие так устроено, что оно подчеркивает нужное и не замечает то, что не вписывается в концепцию. Например, так работает влюблённость, обожание гуру или рассовая вражда.

Некоторые формируют позитивный или даже идеализирующий перенос. Это значит, что они видят волшебницу, которая летает, исцеляет, все знает и никогда не устает. Работать с идеализирующим переносом надо осторожно. Главное сильно не взлететь, потому что потом больно падать. И, слава Богу, постепенно просто перестаёшь хотеть всем нравиться. Хотя нет, это не просто.

Так вот, когда я перестала хотеть всем нравиться, появились люди, которым я жутко не нравлюсь. Иногда без особой причины и даже без всякого знакомства. Просто им надо кого-то ненавидеть в данный момент. Почему бы и не меня? А знакомиться совсем не обязательно. Это называется "негативный перенос".

Негативный перенос в психотерапии

И вот вам несколько историй из-под негативного переноса. Возможно, узнаете себя.

Бывает так, что человек вписал тебя в какую-то свою драматургию, про которую ты ни сном, ни духом. Например, он смертельно обиделся на твои слова, ничего не сказал, а просто исчез из виду. И ты, видимо, будучи телепатом, должен догадаться, что надо его найти, вынуть из норы, вытянуть клещами обиженное признание и тогда уже извиниться. А ты всего этого не знаешь и, соответственно, не делаешь. А потом, когда он все-таки приходит к тебе с "предъявой" (так их мой папа называет), ты сильно удивляешься, потому что вообще не знал о своей причастности. Да и вовсе нет никакой твоей причастности. Есть только его история, и тебе даже извиниться не за что. Вот ты и не извиняешься и от этого получаешь ещё бОЛьшую обиду. В этот момент ты искренне сочувствуешь человеку, который сам так себя мучает. Отходишь в сторону и через пару дней спрашиваешь: "Ну как ты?", на что получаешь гневную тираду о том, что ты прямо как бесчувственный гестаповец – сначала делаешь больно, а потом ещё имеешь наглость спрашивать: "Как ты?". Ну что тут скажешь? Остаётся только стоять в недоумении.

А ещё случается у врачей, особенно часто у психиатров, что человек попадает к ним в начале обострения. И через пару дней в больнице у него разворачивается острый психоз. Он бы и дома развернулся, но вот представьте, что все случилось после госпитализации. И что же врачу остаётся делать? Конечно же лечить всеми доступными фармакологическими средствами. А в острых ситуациях средства не всегда бережные. И что же оказывается через пару недель? Оказывается, что врачи виноваты в таком положении вещей. Если бы не попал человек в больницу, его бы не залечили и он бы не стал "овощем". И бесполезно доказывать, что у болезни есть свой ход развития. Часто родственникам или самому больному надо обвинить кого-то во всех смертных грехах. Им от этого легче. Вот и ложится на врачебные плечи дополнительная психологическая нагрузка, часто даже бОльшая, чем основная.

В психотерапии с травматиками или жертвами домашнего насилия негативный перенос тоже бывает сплошь и рядом. Это как если бы тебя попросил о помощи человек с полностью обожженным телом и адской болью под окровавленными бинтами. Раны и ожоги нанёс ему кто-то другой. Наносил долго и мучительно. Может даже, годами издевался, говоря, что делает это во благо. Возможно, мучитель был единственным близким, который должен был бы заботиться, но вместо этого причинял боль, искажая понятие заботы.
И вот, ты берёшь ножницы, перекись водорода и начинаешь срезать бинты, промывать раны, что снова починяет человеку боль. Тогда он начинает кричать, что он ненавидит тебя и что ты делаешь ему больно точно также, как и его прежний мучитель. Он говорит, что ты нанёс ему раны. И что тот, другой, тоже говорил, что хочет помочь...
Но разве же эти раны не кровоточили ещё до вашего знакомства? Разве работа с ранами не подразумевает боль? Разве не приходится пройти через эту боль для исцеления? Патовая ситуация.

К сожалению, многие останавливаются на негативном переносе, злясь на того, кто хочет им помочь. Отталкивают и уходят. И это тоже облегчение, потому что в злости много силы, а она нужна для выздоровления.

И бесполезно спрашивать: "Почему?", "Что я не так сделал?" и "В чем моя вина?". Да все ты так сделал! Все правильно. Просто людям иногда надо на кого-то злиться или даже ненавидеть, и тебе выпала почетная обязанность.

Я бы и не против быть под негативным переносом, если это куда-то ведёт. Если человек отваживается прожить его, оставаясь в контакте и проясняя, что нравится, а что нет. Осознать травматические реакции, обусловленные закреплёнными нейронными связями в лимбической системе. Я рада присутствовать, когда человек перестаёт делить мир на чёрное и белое, начинает видеть все оттенки и постепенно вмещает меня в своё поле зрения целиком. Но так бывает не всегда.

Случается, что от большой злости люди отталкиваются и уходят в автономное плавание с запасом топлива на какое-то время. И это тоже хороший результат. Потом я узнаю, что они открыли своё дело, завели блог, собрали группу, женились, развелись, переехали и вообще преуспели якобы назло мне. Их внутренний тиран, которому они сопротивляются, ещё долго говорит моим голосом.
Бывает так, что клиенты обижаются и бегут к коллегам рассказывать, как им не провезло с предыдущим терапевтом. А от коллег они идут ко мне. Так и ходят по кругу, пока не смогут удержаться хоть где-то. Ведь знакомая же история?

А случается, что люди звонят спустя десять лет и говорят: "Я долго ненавидела тебя, а теперь хочу поблагодарить". Или я звоню кому-то с таким же текстом, что бывает довольно часто. Это значит следующая ступень осилена, важное прожито и мудрость стала доступной. И лучше бы оно случилось в этой жизни.
Ибо не стоит откладывать на следующую жизнь то, что можно сделать сейчас.

Что же в итоге? Наверное, ничего особенного...

Работа психотерапевта – это постоянный заплыв в кислоте. Любые собственные раны сразу ощущаются. Приходится их срочно лечить. Но это уже собственный клиентский материал.

То, чего бы мне лично хотелось в отношениях, уже давно описано любимой Верой Павловой:

Яблоки ем от Я
до И и кожу, и кости,
и битый гнилой бочок,
и волосатую попку.
Жизнь, съешь меня так же
не оставляй огрызка!

Подписываюсь!


31.12.16

Аглая Датешидзе