Как я учусь йоге в Таиланде. Часть 1

Автор: Аглая Датешидзе 3 года, 9 месяцев назад

(0 комметариев)

Сегодня 7 января. Я уже третий день живу в Таиланде на острове Ко Панган и учусь в Агаме. Агама йога – это одна из самых известных школ йоги в мире. Многочисленная и очень глубокая школа тантры. Но не той тантры, о которой сейчас все подумали. А тысячелетней традиции, учения про чакры и энергии. Школа йоги в первоначальном и глубинном ее понимании.

И сегодня меня, кажется, начинает догонять тот факт, что я переехала в совершенно другой климат. Возможно, потому я проспала и вместо 07:00 встала в 08:00. Проснувшись, я сильно испугалась, что не успею на занятия вовремя. Нет, вы не подумайте, мне не надо долго собираться и далеко ехать. Можно за пять минут принять душ, надеть свою белую, приготовленную для йоги одежду, прыгнуть на байк и еще через 5 минут быть в Агаме. Но то, что я пропускаю утренние часы купания и спокойных сборов, меня расстраивает. И утреннюю чистку языка, как меня научили в йога-школе, я тоже сделать не успею. А еще я знаю, что за полчаса до начала занятий в йога-холле собираются студенты и преподаватель уже сидит на помосте в позе лотоса и спокойно присутствует, настраивается. Никакого впрыгивания в последний момент. Ничего подобного. Все ясно и просто.

Я еду в школу, и ветер треплет мои мокрые волосы. Я боюсь простудиться, но все равно жму на газ. Мой номер на курсе – восемь. Мне нужно назвать его, проходя мимо администратора. Я очень горда этим номером, потому что всего на курсе нас человек восемьдесят.  А я восьмая! Потому что еще в октябре я забронировала себе место на этом коврике. А значит, я тут осознанно.

Агама йога

Вбегаю в зал за 5 минут до начала. Приехать за пять минут – вполне нормальный вежливый европейский тайминг, который кажется совершенно неподходящим тут. Я беру коврик и прохожу на свое место, которое постоянно свободно. Даже если бы меня не было, оно все равно было бы свободно, потому что оно в первом ряду посередине. Ну какой человек из нашей культуры просто так придет и сядет прямо перед учителем!? Зал всега заполняется откуда-то из середины и потом по краям. Но я сажусь посередине. Если меня спросят почему, то у меня есть отговорка: я плохо вижу. Но на самом деле мне важно позволить себе быть в непосредственным контакте с учителем. Видеть четко и ясно. Не прятаться за чью-то спину и спать, а по-настоящему быть в процессе. И я сажусь.

Сегодня лекция про чакры и те органы, которые соответствуют каждой чакре. В процессе лекции мне становится ясно, почему я плохо вижу и почему мне сложно петь, а также почему я люблю обнимать некоторых людей, а некоторых совсем не люблю. Я думаю о том, по каким чакрам у меня дисбаланс и какие асаны мне нужно делать. Я вспоминаю некоторых людей, которые источают любовь и думаю о сердечной чакре. Вспоминаю других людей, с очень конкретным мышлением и думаю о корневой чакре. Диагностирую своих близких и думаю о том, как им помочь, но останавливаю себя, вспоминая, что самое важное, что я могу сделать для них – это поменять себя. Я учусь ощущать чакры и распознавать их проявления. Только для себя.

Каждый день у нас новые преподаватели. За три дня их уже сменилось 7 человек. И все они, как мужчины так и женщины, чудесно говорят. Ясно, красиво, поэтично и по делу. Очевидно, что их голос идет из простроенного внутреннего состояния.

Агама йога

Вспоминаю лекции преподавателей первого меда, которые часто сложно было слушать. И еще сложнее было на них смотреть, такими странными и несбалансированными они казались. А еще я вспоминаю, как мы всей группой учились на кафедре с названием типа ОБЖ, или как-то так. И нас засунули в узкую душную комнату, где за столом какая-то тетка монотонным голосом читала по бумажке свод противопожарных правил. Там рассказывалось о том, как должны стоять стулья и висеть огнетушители в медицинских учреждениях. И на какой дистанции друг от друга должны быть построены здания. Сколько сантиметров туда и сюда и что делать в разных ситуациях. На самом деле, я вообще не помню, что именно она читала, но я хорошо помню один момент. Когда мы совсем стали сходить с ума от бессмысленности происходящего, тетка подняла глаза от бумаги и сказала ясным осознанным голосом: "Если вы думаете, что кто-то еще кроме меня на кафедре согласится читать вам эту муру, вы ошибаетесь. А она нужна вам для получения зачета. Так что давайте успокоимся и дослушаем до конца".  В это момент я прониклась уважением к этой тетке, потому что осознала, что она не робот и все понимает. И через силу пытается нам помочь, выполняя никому не интересные формальности. И таких формальностей, в которые современная система обучения втискивает людей, процентов семьдесят из всего обучения. В детском саду была произведена арт-подготовка стыжением, а потом эта линия продолжена в школе и в ВУЗе.

В первом меде я приходила на лекции с трудом. Просыпала, опаздывала. И все потому, что это было не про меня, а про что-то внешнее. Это не касалось лично меня. Это же какая сила воли нужна, чтобы шесть лет каждый день слушать то, что непосредственно тебя не касается. Воспринимать информацию только через голову и почти никогда через тело. Забывать себя для больших идей и сдавать неинтересные предметы на хорошие оценки. 

Но в Агаме ничего такого нет. Все утилитарно. Все про нас. Все понятно и аккуратно. И я бегу на занятия, потому что все, что мне скажут, это про меня лично. Не таким ли должно быть обучение? Мне кажется, что всем людям сначала нужно поучиться и узнать побольше о себе, а потом уже о чем-то еще. В то время как в современной европейской системе происходит наоборот. Сначала тебя заставляют полностью забыть себя изучая  предмет и выучиться ремеслу. А потом, годам к тридцати, ты обнаруживаешь, что это не приносит счастья, и начинаешь искать себя. По крайней мере, у меня было так.

В йога-холле у преподавателя в петличке микрофон, а на поясе передающее устройство и его голос слышен из четырех динамиков в углах зала. Когда я закрываю глаза и делаю асаны, я слышу ясный голос из ближайшего угла. Но Андреа (так зовут преподавателя) в этот момент идет по рядам в другой части зала и помогает остальным студентам. Во время выполнения асан ведущий преподаватель стоит на возвышении посередине зала, а потом ходит по среднему ряду и помогает студентам. А справа и слева два ассистирующих тренера делают то же самое и помогают крайним рядам. Я очень тронута такой заботой. Очень эффективная организация процесса. Нам читают лекции о чарках, энергиях и просветлении, но при этом не забывают отмечать всех на входе и спрашивать, слышно ли задним рядам. Теперь я знаю, что это говорит о балансе муладхары (земли) и анахаты (воздуха).

Агама йога

Йога-маты мы берем с полки в углу зала и там же берем подушки. На коврике написано, что это собственность Агамы. Когда я возвращаю коврик, я прыскаю его антисептиком и протираю специальным полотенцем.  И так делают все. На полке стоит коробочка с оранжевыми шариками. Ближайший прошедший мимо молодой человек объясняет мне, что они для того, чтобы работать с шестой чакрой – третьим глазом. Просто смотришь на шарик и концентрируешься, а потом закрываешь глаза и ловишь это ощущение концентрации на шарике. Молодой человек не только объясняет, но и показывает мне, как это делается, и мы стоим около минуты, концентрируясь на шарике. Действие так же ценно, как и рассказ. Это сильно отличает практика от теоретиков.

Все одеты в белое, улыбаются и смотрят в глаза. Очень много мужчин. Они сидят в первых рядах и задают много вопросов. Осознанно практикуют. Это удивительно. Везде, где я училась до этого, немногочисленные мужчины сидели на задних рядах с равнодушным видом и иногда задавали ироничные вопросы. И выглядели странно.

Я с опаской смотрю на всех этих красивых мускулистых мужчин в белом. Они ходят босиком по дорожке из колкой щебенки, смотрят мне прямо в глаза и улыбаются. А я отвожу взгляд. Мне неловко на них так смотреть. Ясно, прямо и улыбаясь. Вдруг что подумают...  Вдруг я выгляжу как-то не так... 

А и правда, что они могут подумать? И что я имею ввиду, когда я смотрю на них так? Что меня охватывает? Страх? Смущение? Интерес?  Вожделение? Что они читают в моих глазах? Я боюсь их или себя? Стесняюсь их или своих проявлений?  И правда, когда мы стесняется других людей, чего мы стесняемся? Чаще всего своих чувств и желаний, а не чужих.

Когда женщина смотрит на мужчину и боится, что он подумает, что она с ним заигрывает, чьи это желания? Возможно, не его, а ее? Если женщина смотрит на мужчину и боится его силы и того, что он якобы может сделать с ней, чьи это фантазии? Сколько всего женщины проецируют на мужчин, ожидая подвоха? Все эти проекции я вижу в себе, когда встречаюсь с таким удивительным количеством открытых и красивых мужчин. Мужчин, готовых обнять и при этом имеющих ввиду только объятия. Мужчин, знающих границу внутри себя. Тогда откуда эти страхи внутри меня? Не являются ли они скрытыми желаниями? Не делаю ли я из мужчин монстров, чтобы не встречаться со своим внутренним монстром? Многие ли женщины способны смотреть на мужчин без вожделения. Или с вожделением, но осознавая, что оно их собственное. Снова вопросы...

Вообще, тут, в Агаме, среди улыбчивых общительных людей я чувствую себя съежившимся параноидальным существом с напряженной спиной. Они спокойно сидят после учебы в кафе и говорят о разном. О практике, чувствах, любви, сексе и энергии. О практике без гордыни. О чувствах без истерики. О сексе без похоти. Об энергии без метафизики и мути. А я хожу между ними, не знаю, как вступить в разговор и ищу подвох. Может, они соблазняют? Вроде бы нет. Может, хотят использовать? Тоже нет! Может, они давно знакомы? Не со всеми. Вся моя воспитанная в советском детстве паранойя не работает, потому что в этих людях нет подвоха. И к ним можно просто подойти и поговорить. Как раз это-то и есть самое сложное.  Подойти без задней мысли. Просто обнимать. Просто говорить. Просто улыбаться.

Вечером мы заново учим всем знакомый комплекс "Сурья намаскар" или "Приветствие солнца". Целый час нам рассказывают его глубинную суть. А потом мы делаем его 12 раз. Сначала с дыханием, а потом с пением мантр. Когда я пою, меня пробивает дрожь, потому что я стою в первом ряду посередине и звучу очень громко. Мне нравится мой голос, но я ужасно его стесняюсь. Я кажусь себе неуклюжей и слишком заметной. Не попадающей в ноты неумехой и выскочкой. Но преподаватель ни разу меня не поправляет. Это значит, что у меня все хорошо. И голоса рядом звучат в унисон. Я слушаю их и чувствую присутствие многих людей, которые даже и не думают о том, как они выглядят, а просто делают асаны и чувствуют поток энергии. Глаза у каждого закрыты. И у меня тоже.

Я вспоминаю советскую школу и детский сад, в которых толком не объясняли правила, но требовали их соблюдения. Стыдили за то, что ты чего-то не знаешь, хотя совершенно непонятно откуда ты должен это знать. Пытались мотивировать при помощи критики. Просили унять свои чувства и сидеть спокойно. После такого бэкграунда сложно поверить, что есть школы, где тебе хотят  помочь. Где преподаватель ходит между рядами не для того, чтобы пристыдить тебя, а чтобы поддержать. Где объяснят столько раз, сколько нужно, чтобы ты понял. Где приветствуются вопросы от студентов и есть специально отведенное для этого время. Где не настаивают на догмах, а предлагают все проверить на практике. Где работа с аудиторией начинается с работы с собой. Где в итоге для каждого свои асаны и своя программа. Где узнаешь себя лучше.

Агама йога

Сейчас мне не так важно, каким асанам меня учат в Агаме, но только от одной ясности, четкости и принятия мне уже становится хорошо.

Когда я веду тренинги и стараюсь создать атмосферу принятия и безопасности, я встречаю внутри взрослых людей маленьких запуганных детей, которые боятся проявить себя, чтобы их не пристыдили. И тогда я повторяю для них вновь и вновь, что эти упражнения невозможно сделать неправильно и что у всех хорошо получается. И все равно люди не верят мне и требуется время, чтобы они раскрепостились. И когда я оказываюсь в роли ученика, внутри себя я тоже встречаюсь с запуганной девочкой, которой очень нужны постоянные слова тренера "perfect performance everyone". Это значит, что у всех хорошо получается. И у меня тоже. И от этого на глаза наворачиваются слезы и в груди что-то теплеет. Это анахата. Сердечная чакра. Это про любовь.

Я уехала всего-то пять дней назад, а кажется, что прошла уже целая жизнь. И я с улыбкой спешу по утрам в йога-холл. А впереди еще почти месяц учебы. То ли еще будет...

Как я учусь йоге. Часть 2


11.01.15


С любовью,
Аглая Датешидзе


Комментарии

  • Пока комментариев нет

Новый комментарий

обязательно
обязательно (не публикуется)
необязательно


Недавние статьи

Архив

2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012

Категории

Тэги

Авторы

Подписки

RSS / Atom