Написано для проекта «Петербургские родители»

Автор: Аглая Датешидзе 2 недели, 4 дня назад

(1 комментарий)

Написано для проекта

«Петербургские родители»

https://www.facebook.com/petrod.ru

https://vk.com/petrod

https://www.instagram.com/petrod.ru/

Выйдет вместе с воспоминаниями Яны Туминой, Константина Арбенина, Светланы Лаврентьевой и других.

Посвящено сбору средства для ухода за детьми-сиротами в больницах Санкт-Петербурга.

В БОЛЬНИЦЕ

В больнице — по крайней мере, в прямом смысле этого слова, — я не лежала. Но когда мне было чуть больше трех лет, родители решили, что я отнимаю слишком много времени от построения карьеры. Папа тогда играл в театре, а мама тренировала детей в сборной. И семейным советом было решено отдать меня в санаторий. До сих пор они кивают друг на друга со словами «это не я».

Санаторий был совершенно советским, и туда брали с хроническими диагнозами, а я ничем таким не болела. Ну, вернее, до санатория не болела, а потом... Случается, что дети болеют только для того, чтобы о них позаботились. И еще от стресса тоже болеют. Тогда вокруг подушки, чай, сочувствие и мамины руки. Вот и я заболела... Даже не помню, что со мной было: то ли живот, то ли температура. Казалось, что спасение близко и мамины руки обнимут меня уже совсем скоро. Я была уверена, что меня, как человека, давшего сбой, вернут домой к папе и маме на лечение. Ведь разве не так должно быть в этом мире? Заболел — обнимают. Кашляешь — улыбаются и поят чаем. Но не тут-то было! Пришел незнакомый рослый доктор в халате с огромными квадратными карманами, взглянул мельком сочувственно, послушал меня холодным стетоскопом и определил в изолятор, находившийся в отдельном здании.

Изолятор представлял из себя длинный коридор с комнатами по обеим сторонам. Двери в комнатах были стеклянными, ничем не занавешивались и, кажется, даже никогда не закрывались. Помню только, как я сидела на кровати одна и ждала, что ко мне кого-то подселят. Может быть, даже не очень больную девочку моего возраста. Но никого не подселили, и пришлось просто иметь дело с пространством и его углами, белым стенами, сквозняками и неуютным больничным запахом.

А еще помню ящик с игрушками. Они были пластмассовыми и торчали из него небольшой горкой. Мягких не было. Ящик медленно двигался из одного конца коридора в другой, предательски пустея. Моя палата была почти в самом конце. Я смотрела на ящик с волнением и думала, что же из игрушек мне останется. Ведь это же так важно, в чьей компании коротать долгие изоляторные будни... А вдруг мне достанется что-то маленькое, сломанное и без лица? Но мне достался пластмассовый коричневый бегемотик с открывающимся ртом. Он полностью помещался в руках, и я была довольна. Вот только вечером надо было отдать все игрушки обратно, чтобы утром снова ждать и верить, что мы с пластмассовым другом встретимся.

Кажется, через неделю, ненадолго, между спектаклями, заехал папа. Он сидел на краю кровати и говорил как ни в чем не бывало. А мама так и не приехала. Она так и не увидела, как я во всем этом...



Аглая Датешидзе
14.06.20


Комментарии

  • Комментарий ожидает подтверждения 2 недели, 3 дня назад

Новый комментарий

обязательно
обязательно (не публикуется)
необязательно


Недавние статьи

Архив

2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012

Категории

Тэги

Авторы

Подписки

RSS / Atom