Про танцующую деревню привязанностей, отпускание ребенка и про все остальное

Автор: aglaya 5 лет, 3 месяца назад

(1 комментарий)

Совсем недавно мы приехали с берега Ладоги, где 10 дней жили в Танцующей деревне .  Контактная импровизация - это занятие, которое снова и снова помогает найти хорошую компанию и радует качеством и осознанностью окружающих людей.  Когда все вокруг радостные и разноцветные и каждого можно обнять, то в общем даже и не хочется. А вот сейчас, когда мы уже разъехались, я очень скучаю. 

Огромный разноцветный шатер на берегу Ладоги, танцевальные встречи, джемы до полуночи, тета-хилинг и долгие закаты. А также много вкусной вегетерианской еды, баня в шторм и даже  раздельный сбор мусора. Все это было по-настоящему прекрасно. Но для меня в этот раз самое главное происходило не в танце, а в отношениях с людьми и с ребенком. Для меня эта деревня стала близка к идеалу той самой деревни привязанностей, которая нужна ребенку и которую описывает Жан Ледлофф в своей книге "Как вырастить ребенка счастливым".

 Как же это было? 

В  палаточную деревню приехали около 30 взрослых и 20 детей разного возраста.  И десять детей были в возрасте от 3 до 5 лет, как раз как моя Тейка.  И самое главное правило (даже не правило, а философия) деревни - это то, что все дети общие. И  это было действительно так. 

Тее 2,9 и сейчас я активно нахожусь в процессе отпускания (даже иногда выпихиванмя) ее во внешний мир и присвоения себе своих фантазий по поводу того, что ей без меня плохо. Я все больше говорю ей "нет" и сообщаю о своих интересах, отдельных от нее. Даже в одном и том же пространстве, но отдельных, своих.  И это непросто для меня, потому что надо мной давлеет образ вездесущей всепоглощающей матери (даже не только моей, а вообще собирательный образ), которая всегда находится рядом с ребенком, все стерпит, везде помогает и каким-то непонятным образом вечно добра и заинтересована в делах ребенка. В общем, что-то жертвенное,  архитипическое и трудно достижимое. Да и не очень мне туда хочется, если честно. В общем, такой я быть не хочу, а не такой быть иногда стыжусь. 

В деревне было устроено детское пространство с шатром, игрушками и чудесными волонтерами, которые по-настоящему любят общаться с детьми. Любят потому, что делают это 3 часа в день и не перегружены подобным общением.  Пока родители участвовали в интенсивах и занимались своими делами, дети могли остаться в детском пространстве.  Там волонтеры играли в то, что им самим интересно и дети до 5 лет присоединялись.  Было рисование, купание, танцы. Дети старше 5 лет сами придумывали то, во что им играть, а подростки бродили по берегу компанией и разговаривали Или пробовали areal dance. 

Первые два дня волонтеры приводили мне Тейку через час после того, как я уходила. И я  очень сердилась на это. Прежде всего потому, что я уже понимала, что ребенок может сам и что мне сейчас необходимо мое и только мое время.  И даже если ребенку очень нужна я, то мое "вымученное" внимание к ней не будет настоящим.  И я продолжала отделаться всеми возможными способами. 

Через пару дней Тейка стала спокойно оставаться с детьми на все время интенсива и даже дольше.  И мы встречались уже за обедом, когда я ее кормила и укладывала спать.  Но мне все еще не хвалато своего времени и возможности уйти куда угодно и когда угодно, потому что весь вечер мы были вместе. Я очень хотела спокойно пойти в лес или прогуляться по берегу. И я улучала любой момент для того, чтобы уйти и побыть одна и посвятить себе все свое время и внимание. И в какой-то момент произошел качественный скачок отпускания.  Я просто позволила себе уходить когда мне это удобно, иногда даже не сообщая ребенку куда я иду.  Сначала Тейка немного ныла, а потом перестала и начала искать себе занятие сама. Начала больше общаться с людьми. И я поняла, что то, что ей плохо и одиноко одной - это всего лишь мои проекции.  Еще отпусканию очень способствовало то, что вокруг было много очень доброжелательных и осознанных взрослых, которые спокойно и равно общаются со всеми  детьми. Готовы были помочь и поиграть вместе. Могли отвести к маме,  поменять штаны и накорить, если нужно. Позвать с собой на общий круг и довести туда.   

В итоге, приехав одна с ребенком в палаточный лагерь и готовясь все время  быть вместе, через 5 дней я оказалась совершенно свободна.  Я уходила утром купаться и не думала о том, кто принесет мне проснувшуюся Тейку, потому что знала, что принесет ее тот, кто первым услышит  просьбу о помощи (чаще всего это была Маша  Грудская из соседней палатки :). 

Я кормила Тею завтраком, если она хотела. А если не хотела, просто оставляла ее в детском пространстве зная, что кто-нибудь ее накормит. 

Я возвращалась в полдень с интенсива неспеша и знала, что кто-нибудь опять же накормит моего ребенка обедом. Я обедала и кормила Тейку и еще всех детей, которые подходили.  Вместе дети едят намного лучше :)

Я укладывала раздетую Тею  спать днем, оставляла открытой палатку и уходила заниматься своими делами, а кто-нибудь из подростков приводил мне ее проснувшуюся, полностью одетую и даже в носках (носки я бы точно поленилась надеть). 

Я смотрела как мой ребенок идет куда-то по пляжу с компанией других детей или взрослых и даже не спрашивала куда они направляются. 

Когда-то у Ингрид Бауэр в книге "Жизнь без подгузников" я увидела фото арабского мужчины, который держал на руках четырехмесячную девочку. Он не был ей отцом, он был просто какой-то родственник. Но он уже умел ее высаживать. Это меня тогда поразило.  Но на Ладоге  мимо меня не раз проходили люди с вопросом "где у вас горшок?". Они не говорили "вот твой ребенок, он хочет какать". Их просто интересовало где у нас горшок. Горшок, кстати, после этого, я находила у палатки уже вымытым :)))

Я могла идти по пляжу и не переживать, что Тея заигралась с кем-то.  Я не ждала ее, а просто шла по своим делам, а потом  забирала ее на обратаном пути уже одетую в чьи-то сухие штаны. 

Мы могли сидеть на родительском кругу, беседуя о важном,  позволяя детям самим решать свои конфликты.  Ни одна мама не бежала на крики и плач своего ребенка в игре. Потому что мы знали, что если будет что-то по-настоящему серьезное,  то дети прибегут сами. И настоящих серьезных конфликтов не случалось. И мы не тратили сови силы попусту.

Мы сидели и лежали на женском кругу, а дети, свои и чужие бегали и ползали вокруг, не пешая нам расслабляться.

Я очень благодарна нашему родительскому кругу за возможность поделиться и получить поддержку.  

Игрушек было достаточно и с ними играли все по очереди. А когда у детей был день рождения, праздник был у всех. 

Если вечером Тее было холодно, а меня не было рядом, кто-нибудь замечал это и предлагал ей одеться. И если она соглашалась, то могла отвести взрослого в нашу  палатку и выбрать одежду. 

Когда Тея ехала на спине у кого-то другого и разговаривала, я спокойно шла рядом и думала о своем. 

Под конец недели Тея шла есть не со мной, а с какой-нибудь "подружкой". Этим подружкам было от 3,5 до 35 лет.

Я знала, что могу положиться на любого жителя деревни и мне даже не нужно будет специально просить об этом. 

Мы шли танцевать в шатер, а дети просто приходили и играли рядом, или бегали между танцующими (благо, КИ это позволяет), играли в лошадок и обнимались со всеми, кто был к этому готов. 

Некоторые дети могли под вечер заснуть на руках у любого взрослого сидящего  у костра. А потом приходила мама и спокойно забирала спящее чадо. 

А еще Тейка однажды заснула на пляже.  

Вечером, когда Тейка уже по-настоящему уставала, она приходила ко мне и просила уложить ее спать. Таким образом я просто стала тем человеком, который родил ребенка, иногда кормит, утешает и спит рядом. И это все. Никакой сверхценности и постоянной необходимости развлекать ребенка. Никакого ощущения 24-часового дежурства. Исчезла необходимости играть с дочерью, кормить и гулять с ней, если я не хочу.   Это мог зделать кто-то другой из деревни, кто на самом деле сейчас этого хочет. И кто-нибудь обязательно находился. 

Жан Ледлофф так описывает матерей в туземных племенах, которые она исследовала: спокойные, свободные, иногда утешающие детей когда детям плохо (а детям, не смотря на их крики и плач, редко бывает плохо). Так вот, я почувствовала себя такой аборигенской мамой. И это было прекрасно!  И отступил страх потерять себя, потому что я всецело принадлежала себе. Отступил страх родить много детей и погрязнуть в этом, потому что просто можно родить детей и доверить их миру.  А главное, появился искренний интерес ко всем детям.  Не этот вымученный разговор на детской площадке " Не хочу... Не хочу... Ну ладно, давай я с тобой немного поиграю", а реальный интерес. Я могла сама повести толпу детей куда-нибудь и с большим интересом. В один из дней мы устроили для детей живую дествую площадку из тел взрослых. Живые тоннели, гамаки и лесенки. Это было весело. 

Дети, кстати, были почти всегда веселыми и даже если и ссорились, то сами разбирались почти всегда. Тейка перестала ныть. Потому что поняла, что это не эффективно.  

Ребенок перестал быть свинцовой гирей  на шее,  оказался другим  человеком со своей жизнью.  И мне стало в очередной раз  понятно, что мама, которая "нужна сем и всегда" - это всего лишь мои проекции. А стихи и песни, в которых любить и ждать тебя будет "только мама" - это сильно обедняющее жизнь преувеличение, потому что позаботиться о тебе может весь  мир, если ты ему позволишь. А мама, постоянно заботящаяся и выдавливающая из себя остатки внимания, - это мама зависимая, потерявшая себя.  И отступил стыд за то, что я не всегда хочу общаться со своим ребенком. И еще я перестала переживать, что не я о нем постоянно забочусь, что другие люди моют ему попу и кормят его.

Изменения, которые я наблюдала в своем ребенке и в других детях за это время:

  • Тея стала отпускать меня и перестала ныть (хвала небесам!)
  • Тейка перестала ходить за мной хвостом
  • Улучшится сон и аппетит (в других местах на свежем воздухе такого сильного улучшения не бывает)
  • Появилось умение просить помощи у любых взрослых (хотя, девочка и так была не из робких)
  • Снизилась тревога
  • Появилось больше ловкости в движениях 
  • Появилась способность договариваться и решать конфликты словами
  • Расширился словарный запас
  • Появилась удивительная автономность
  • Появились новые игры, в которые меня не посвящают 
  • Появились устойчивые привязанности кроме меня 
  • Появилась способность поддерживать интересную беседу со взрослыми 
  • Еще много другого неуловимого

В очередной раз становится понятно, что живя маленькими семьями в отдельных квартирах мы сильно обеднены и лишены общения, поддержки общины,  без которой невозможно нормальное, спокойное и адекватное воспитание детей. Все общение с ребенком, который мог бы сам общаться, происходит через родителей, что сильно перегружены их, не давая возможности для полноценной жизни и бОльшего количества детей.  И это грустно.

 

Конечно, полностью довериться миру невозможно,  если мир не располагает. И компания осознанных людей на безопасном берегу Ладоги - это самый лучший вариант. И редкий, к сожалению. Там было много свободных людей, у которых нет детей и которые с радостью играют с ними.  Но если там, внутри так хорошо, то больше всего на свете мне хочется стремиться создавать такие сообщества в нашем больном цивилизацией мире и хоть иногда погружаешься в адекватную среду.  Родители работают и делают то, что им интересно, дети играют, смотрят, учатся у всех и общаются со всеми.  Это опыт важен равно и для родителей и для детей. 

Вот такой ценнейший опыт я получила за эти десять дней.  Теперь я хоть буду знать как это происходит и к чему я бы хотела стремиться. Я уже бывала на семейныз мероприятиях, но не везде отдается такая атмосфера. Я безмерно благодарна организаторам и "жителям" деревни за все, что было. 

  В следующем году в июле мы планируем остаться на Ладоге  после танцевальной деревни вместе с детьми и организовать семейный лагерь. Но это будет еще через год.

А нынешним летом мы делаем семейный лагерь"Соприкосновение" под Питером 22-26 июля. Там мы вместе будем искать баланс и радость в отношениях с детьми.  Это наш первый большой проект (более 50 человек) и мы готовим его с большим трепетом. И я тоже очень хочу, чтобы там все дети были общие.

Еще с 1 по 12 августа на Ладоге пройдет третий семейный лагерь клуба "Мамина жизнь", где тоже все дети общие, а также есть йога и другие занятия для родителей.  Я буду вести спонтанный танец. Уже предвкушаю это. 

В феврале 2014 мы с коллегами организуем семейный лагерь в Тайланде на острове Ко Панган.  Там дети могут наблюдать увлеченных родителей, которые поют, танцуют, беседуют и познают себя.  

Еще я знаю, что хорошо бывает во всех семейных лагерях Лены Фокиной. Сама мечтаю туда попасть. Ближайший будешь 15 июля в Кирелии. 

Вот таким сейчас я вижу свой вклад в воспитание себя, как родителя и помощь другим семьям в этом.  А дети, как известно, учатся на примере :)

С Любовью,

Аглая Датешидзе

dateshidze.ru


Комментарии

  • Олень 4 года, 11 месяцев назад

    Ледлофф то вы прочитали, это конечно хорошо, но для лучшего понимания прочитали бы и Ньюфилда "не упускайте своих детей". :)

    Ссылка / Ответ

Новый комментарий

обязательно
обязательно (не публикуется)
необязательно


Недавние статьи

Архив

2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012

Категории

Тэги

Авторы

Подписки

RSS / Atom