Мой профессиональный путь в терапии он-лайн

Когда на семинарах или просто в беседе речь заходит о том, как я пришла к своей схеме работы, я обычно рассказываю о своем личном пути. Это глава из книги про психотерапию он-лайн, которую я пишу.


Когда я закончила ВУЗ и поступила в интернатуру по психиатрии, меня очень поразила та пропасть, которая пролегала между количеством усилий, потраченных на учебу и той работой, которую я могла получить, предоставив диплом о высшем медицинском образовании. Я усердно училась 6 лет, но по окончании ВУЗа могла официально работать только в аптеке или в фармакологической справочной службе. И должно было пройти еще минимум три года учебы прежде, чем меня взяли бы на официальную психотерапевтическую работу. Эта ситуация меня решительно не устраивала. Мне была нужна работа. И даже не столько по финансовым, сколько по экзистенциальным соображениям. Я хотела двигаться в том, что мне нравится, живо интересовалась психотерапией. Мне очень хотелось как-то начать жить в профессии. И тогда я начала бесплатно консультировать он-лайн. Я не позиционировала себя как гуру и всегда писала, что могу посоветовать старших дипломированных коллег, но готова была поделиться своим пониманием вопроса и всегда искать ответ в доступных мне источниках. Для меня это был хороший способ учиться в процессе. Я заканчивала интернатуру и вела реальных пациентов в психиатрической больнице. Их было 3-6 человек в месяц. И я могла отвечать минимум на 10 вопросов в день на сайте03.ru, имея шанс завязывать терапевтическую переписку с каждым из авторов. Это было чудесно! На какое-то время это стало моей страстью. За 4 года я ответила больше чем на 10000 вопросов и написала больше 17000 ответов. Каждый из этих вопросов заставлял меня думать, читать, приставать с вопросами к преподавателям, обсуждать что-то с теми, кто учился рядом и еще раз думать. Я обдумывала каждую строчку письма и писала большие развернутые ответы. Я узнавала от людей о таких состояниях, о которых мои коллеги даже и не слышали. Опыт общения рос стремительно. Я много сидела у монитора, обновляя страницу форума, в ожидании нового вопроса. А когда он появлялся, то радовалась так, как моя маленькая дочь сейчас радуется мультикам и конфетам. Короче, я погрузилась в это с головой. Меня настолько радовал процесс, что результат не заставил себя ждать.

Постепенно начали приходить благодарности от людей, популярность форума росла. Но главное, что через четыре месяца такой работы у меня стали появляться первые очные клиенты. Я долго думала что ответить, когда получила первое предложение об очной платной консультации. Сначала советовала обратиться к своим старшим коллегам, а потом осмелела и начала работать сама. Люди, прочитав то, что я пишу, чувствовали какую-то связь и хотели обратиться именно ко мне. Это пугало и одновременно вдохновляло молодого специалиста. В этот момент как раз подходила к концу интернатура по психиатрии. И мне нужно было набираться смелости и некоторой наглости для того, чтобы начать частную практику. Я до сих пор помню как ехала в маршрутке к первому очному клиенту и волновалась. Даже звонила одному из своих учителей и просила меня "благословить". Через год после начала практики у меня уже было 6 клиентов в неделю, при том, что я еще училась в ординатуре по психотерапии. Все клиенты пришли из интернета и записались на прием после короткой он-лайн переписки. Также мне постоянно писали люди из других городов с просьбой проконсультировать их. Я часто бывала в Москве (а жила я тогда в Петербурге) и периодически давала там разовые консультации. Если я ехала куда-то в отпуск, то при упоминании об этом на форуме, я получала запросы от клиентов из тех мест, куда я ехала. А когда работала в Петербурге, ко мне приходили люди, постоянно живущие в других странах и приехавшие в отпуск в родной город. Им очень хотелось продолжать общение на расстоянии, потому что налаживался хороший контакт и начинался прогресс. Так появились европейские, американские и канадские клиенты. Я по своему опыту знаю, как сложно открывать душу кому-то. Но когда открываешь душу, устанавливаешь связь, то потом очень дорожишь этой связью. И тогда я начала заниматься долгосрочной психотерапией он-лайн. Поскольку это были люди, с которыми мы уже виделись, то мы сразу использовали видеоконференцию через Skype. Сейчас этим никого не удивишь, но в 2006 году для России это было ново. Многие мои коллеги не одобряли такого общения, да и сейчас не все одобряют. Поэтому я не сразу стала сообщать об этом коллегам. Время шло, и к 2009 году у меня уже была развернутая он-лайн практика и длительная (больше года) терапия с несколькими клиентами. Это сильно расширило мой кругозор, потому что я до того ничего не знала ни о жизни эмигрантов, ни о жизни российской глубинки. То есть знала, но не из первых рук. А теперь можно было узнать об этом из первоисточников. Благодарность и прогресс людей стали критерием правильности такого пути.

Параллельно с он-лайн практикой развивалась и очная практика, весьма активно. Соотношение было где-то один (он-лайн) к трем (очные). Тогда уже пришлось снимать свой собственный кабинет. И это произошло уже на четвертом году частной практики.

Вместе с он-лайн практикой пришлось осваивать технические премудрости, покупать хорошую аппаратуру и протягивать быстрый интернет. И потом мы с коллегами провели несколько семинаров и вебинаров о психотерапии он-лайн. Я делала воркшопы и доклады на конференциях.

Иногда я получала гневные письма от психологов с тирадами о том, что я извращаю саму идею психотерапии. Но я уже точно видела хорошие результаты, и сейчас большинство коллег меня поддерживают. В Москве проходят чудесные конференции "Психотерапия в эпоху интернет", на которых коллеги с удовольствием делятся опытом. Есть написанный в академическом стиле учебник В.Ю. Меновщикова. Есть вестники психотерапии он-лайн.

Дальше так складывалась моя жизнь, что я стала много путешествовать, далеко и, как говорится, надолго. И очень хотелось как-то совместить свою тягу к перемене мест с той стабильностью, которую, по моему разумению, должен обеспечивать терапевт для своих клиентов. И когда я уезжала надолго, я могла при желании продолжать работать. Для клиентов из других городов и стран вообще почти ничего не менялось кроме картинки позади меня. Для них это было очень важно.

Любой психотерапевт знает, что, если уехать из города надолго и приостановить практику хотя бы на месяц, то некоторые клиенты, в силу своих личностных особенностей, потом могут больше не прийти. Особенно плохо переносят такую разлуку созависимые и тревожные люди. Они могут приходить 2-3 раза в неделю, но стоит терапевту уехать на пару недель, они не выдерживают и находят себе другую зависимость.

Сейчас я могу позволить себе уехать надолго, сохранив при желании свою практику, просто забирая ее "с собой". «Клиенты он-лайн» остаются он-лайн. А очные клиенты (опять же при обоюдном желании) временно переводится в он-лайн режим.И чем дальше, тем проще это делать. 

И еще возможность работы он-лайн делает гибким обычное городское расписание. Если я не располагаю достаточным временем чтобы добраться до кабинета, то можно работать из дома. Еще бывают экстренные ситуации. Особенно актуально это когда в семье есть маленький ребенок. По этой же причине многие мои питерские клиентки с детьми предпочитают иногда встречаться со мной через Skype.

Не поймите меня неправильно, я не законченный трудоголик-психотерапевт, который во время своего двухнедельного отпуска работает по скайпу, боясь растерять клиентуру. Когда я уезжаю на 3 месяца просто жить в другую страну, то я какое-то время могу отдохнуть и переключиться. А потом с удовольствием несколько часов в день посвящаю любимому делу. И я не боюсь очной работы, прячась за экраном монитора. Большинство моих клиентов приходят в кабинет :) И я не просиживаю ночи напролет в интернете в поисках клиентов. В последнее время они находят меня сами. Я делаю только то, что мне интересно.

У меня есть также клиентский опыт в психотерапии он-лайн.

На момент написания этой главы я больше пяти лет прохожу личную терапию у одного и того же терапевта. В последнее время мы периодически работаем он-лайн и я на себе проверяю эффективность этого. Она по-прежнему высока. В частности потому, что есть длительный опыт совместной работы и ответственное отношение к процессу. Есть достаточная степень осознанности и внимания к себе. И мне, как клиенту, важно знать, что даже если я нахожусь за десять тысяч километров, я все равно могу получить профессиональную помощь и поддержку.


С любовью,

Аглая Датешидзе

Dateshidze.ru